Trish-Sun
А давайте нет.
Не знаю, как это называется, потому что кроме слова «хуйня» мне в голову больше ничего не приходит.
Ну вот я отболела больше месяца болью с спине, ОРВИ и мигренью, вчера плакала, что больше так и могу и хочу умереть. А в дороге ведь никто не обещал кормить, даже я, сама себя.
Ну вот я отболела больше месяца, страдая и уговаривая себя, что всё пройдёт и я смогу заниматься делами. И что теперь? Я подняла свой зад? Да, чтобы отнести его в университет. А что случилось потом?
Ну вот. Теперь я не способна делать что-либо за исключением написания фикла, которое я считаю более менее годным.
Ну вот. Из года в год не меняется ничего, и я плыву по реке прокрастинации на шатком плоту всех тех мечт и желаний, которые я могла бы назвать целью, но всецело заявляю, что устала бороться с течением и собой и не собираюсь уговаривать себя делать что-то, что выйдет хуёво, как за дешёвым пивом. Паршиво. Но выбора к сожалению нет, и ответом на мои страдания будет лишь что-то, чего знать не положено по одной простой причине: время ещё не пришло. И занавес, наверное. Но если бы всё было так просто, и если бы я могла сейчас взять, да сделать то, чего так хочется, но нет. Это замкнутый круг, это парадокс и когнитивный диссонанс, это антитеза и оксюморон, это самая бесполезная дихотомия из всех, что может выдумать разум. Сразу мне приходит на ум, что я могла бы закрыть ноутбук, взять в руки книгу, выучить то, что выучить должно. Ведь это совсем не сложно, да только хочется быть дешевле, чем я есть. Это проще и мягче, как с цедрой лимонной бисквит. А на языке всё свербит и свербит, искрятся слова бранные и злые в свой же чёртов адрес, и смотришь в небо так грустно и сладко, потому что годы идут, и как бы в ванильном паблике всем нам известной социальной сети написала бы обычная модная соцблядь — ты никогда не станешь моложе, чем ты есть сейчас. А я как раз думала о том, какой же я пидорас, просирая юность и неказистую красоту на то, что забудется и истлеет. И как Моцарт считал, что мы всё существуем для смерти единой, так и имею право сказать, что, наверное, он в чём-то был прав. А в чём-то не очень.
Каждый живёт для того, чтобы по капле капать жизнью в ту самую бездну, где наши кости строят собою мир.